Главная Обратная связь
 

Горяч и мечтателен.

"Повесть о Спиридоновых". Глава I - Четвертая страница.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
В трактире машина была заведена, канарейка висела, картинки; не больно оно по-столичному, да и народу в тот час не вот-то как много. Спросила и я себе чайник; села, поглядываю; думаю, как мне узнать. А только узнала. И вовсе он был не в студенческой форме, а в штатском пальто и картузике; картузик-то, может, меня и навел; и сапоги на нем были большие, но только сидели неловко. Сел молодой человек от других вдалеке, пива спросил и пива не прихлебнул, прикрылся газетой, на дверку входную поглядывает. Я это мимо прошла — на часы поглядеть — и назвала его имя.

— Да, это я, — говорит. — Не от Ивана ли вы?

Тут и еще, как шелуха на луковице, листок за листком: отвалится — видно подальше, отшелушишь — и глаза прозревают. Он мне тут все разъяснил, а я за доверие это душу бы, кажется, рукою бы вынула и положила на стол: бери, коли надо! Никак я не думала, что главные забастовщики совсем около нас, за Нарвской заставой, и что нынче как раз ветер отсюда подул и потушил многое множество фабричных дымков по всему Петербургу. Этот ветер дул и во мне, изнутри шевеля мои волосы, и — может быть, так только мне показалось — попахивал он Алексеевым нефтяным полушубком.

Тут же узнала я в подробности и про «отделы», и про Гапона, и что надо партийным взять руководство, и что главное дело — как будут войска, а там почти что никто не работает.

— Брат ваш давно уже с нами, — так он сказал, — и мы этот трактирчик давно облюбовали. Ваш брат человек замечательный, он и умереть будет готов.

Тут у меня сердце кольнуло иглой.

— А только ему много трудней, чем другим. И его, если что, надо беречь. У нас каждая голова на счету. А он очень горяч. Вы знаете, он одновременно и очень горяч и мечтателен, а это и есть самое опасное. Откуда он такой у вас взялся?

Откуда? — разве я знала. Я думала, он, как и дядя, наденет пиджак и станет, как он, цепочкою перед собором играть. И я сказала Евламлию, — он мне объяснил, что это кличка такая его, а зовут его «по-христиански» (и улыбнулся) Александром Никитичем.

— Александр Никитич, — сказала я, — Иван Спиридонов оттуда же, откуда и все мы: от нашего времени.

Так я сказала и сама себе удивилась, а он поглядел на меня с уважением, и мне было гордо. В трактире, как видно, его покрывали. Вышли мы с ним через черную дверь. Там он и сунул мне маленький сверток — для брата Ивана, в казарму.

— Вы его крепко поберегите, дядюшка ваш не пронюхал бы.

«Положу-ка его за икону», — подумала я.

На дворе было полутемно, фонарь стоял в отдалении. Снег утоптанный, желтый. Пахло навозом, овчинами. У колодезя извозчики качали в корыто холодную воду. Лошади фыркали и переступали ногами. Я бегом перебежала по снегу к себе.

Дядя лежал и тихо посапывал. Неслышно вскочила я на табуретку и осторожно за большой киот запихала свой сверток. Я очень боялась, что дядя услышит и мне помешает. «У тебя бумажки свои, — думала я о дядиных акциях, — а у меня бумажки свои», — думала о прокламациях. И мне было чуточку жутко, но только и весело; так бы и рассмеялась перед иконой.

Слезла — он спит, — и скорей за порог: Александр Никитич меня с собою позвал, и я так радовалась. Шел тихий снежок, и рабочие в восемь часов двинулись скопом на Невский завод. Я тоже шла вместе с другими, мне все это внове, и в голове тоже порхали снежинки, только эти снежинки были горячие...

Идем мы все так, между собою негромко переговариваем, будто как по рабочему делу, спокойно, но этот спокой деловой — ему не перечь! Поднялась на минуточку я на тротуар, оглянула. Снежок под ногами, как коврик, подстелен, и великое множество ног, и плечи, и головы. «Куда же идут? — подумала я. — Правды искать, чтобы была допущена правда». И я опять в гущу сошла.

— А очень просто, как и у нас,— говорит кто-то рядом со мной. Я поглядела — постарше который говорит помоложе товарищу:
— Как у нас было? Стали чуть свет на работу, как и всегда. Стою и я за станком, тиски завернул, начал пилить. Слышу, с двора стекла разбили, кричат: «Выходите! Кидайте работу! Довольно уж мы на господ поработали!» Ну, у нас поглядели сосед на соседа, думаем так: в одинокости — на кого, может статься, припадок нашел... Однако же нет, в мастерскую пришли. Вижу знакомого токаря, он мне и говорит. «Не мешкай, — мне говорит, — дорогой товарищ! Идемте с путиловцами правды искать!»

Автор: Новиков Иван Алексеевич | Суббота, 20.03.2010 (15:35)

Комментарии пользователей

Добавить комментарий | Последний комментарий