Главная Обратная связь
 

Кирилла Матвеич.

Повесть "Душка" - Глава II - Страница 2
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
II

Дом был серый и старый, с кое-где облезшею краской. Особенно сильно облупились колонны, и голуби целыми выводками возились, прихорашиваясь и томно воркуя, по карнизу. Балкона, собственно, не было, был небольшой крытый навес, позднейшей надстройки, в правом несимметрично выступавшем углу. И дядя Кирилла Матвеич в странном костюме, похожем на подрясник, подпоясанный широким домашним поясом из шерсти зеленого цвета, вовсе не сидел. Круто наклонившись, усердно возился он возле обширного, ярко блестевшего чана. На звук подъехавшего тарантаса даже не обернулся, и только когда Вася взбежал по ступенькам, оторвался наконец Кирилла Матвеич от поглотившей его всецело работы и принял Васю в объятия.

— А, ты... Ну, я очень рад, добро пожаловать! Проходи, голубчик, туда, я сейчас, все спешил до тебя, да не успел.

И он опять принялся за прерванный труд. Вася глядел с изумлением. На полу и на лавках стояли огромные блюда с круглыми катышками желтого свежего воска. На одном, ближайшем, громоздились еще свежевырезанные благоухающие соты. Кирилла Матвеич брал их руками, и из-под пальцев его, крепко врезавшихся в воск, лились над чаном тяжелые струи. Солнце, густое и красное, разливалось по самой земле и золотило седеющий клок над дядиным лбом. Важно надувшись, в красных серьгах стоял индюк посередине двора, и аккуратные куры неторопливо рылись в куче песку. От реки и от сада за домом тянуло вечернею свежестью, и опять вдалеке слышен был крик еще не улегшихся на покой, гомозящихся птичьих стай. Со стороны конюшни и рабочей избы доносился спокойный, размеренный говор рабочих. Но звуки эти только еще острее давали почувствовать прозрачную и глубокую тишину, разлитую окрест.

Вася поправил очки и опять улыбнулся, но уже привычной кроткой и доброй улыбкой. Дядя, казалось, совсем забыл о нем, весь поглощенный своим первобытным занятием. Юный гость вступил в дом и, не раздеваясь в передней, прошел прямо в залу, за нею в столовую. На столе кипел самовар и выступали на складках рубчики скатерти, только что вынутой из комода, чайник был сверху накрыт вязаным теплым чехлом с вышитой крупной фигурой синего петуха, высоко задравшего голову. Вместо стульев к столу близко придвинуты лавки, и на минуту пахнуло запахом клея и дерева. Никого в комнатах не было.

— Было так тихо, что звуки от Васиных шагов долго еще отзывались, медленно замирая в дальних углах обширного дома. Ярко-красные пятна заходящего солнца рдели и здесь на пунцовых штофных обоях, кое-где разлезавшихся за давностью лет; одно из них било в старое зеркало, и рубином сверкал захваченный им уголок старинной резьбы в рамке красного дерева. Нечаянно Вася тронул себя и вслух рассмеялся: оба борта пальто и рукава после дядюшкиных медовых объятий были липкие. Вася лизнул языком, чтобы совсем убедиться: да, они были и сладкие.

Из столовой вела дверь на террасу, уже настоящую, просторную; груши росли возле самого дома. Вася выглянул осторожно туда и увидел сидевшую спиной к нему девочку. Она держала в руках кусок черного хлеба и ела. На ломте, искрясь, лежал великолепный, мягко спадающий по краям сот свежего меда. По теплому дереву била девочка туфелькой, надетою на босую ногу, будто в такт своим мыслям, и было заметно, как уши ее и часть залитой солнцем щеки при еде шевелились. Она немного откидывала голову и широко разевала рот, чтобы захватить сразу побольше кусок, и Вася ясно видел потом отпечатки ровных зубов ее на воске и хлебе. Он пожевал невольно своими пыльными губами и издал звук, должно быть, крякнул. Девочка оглянулась и схватилась бежать. От резкого движения мед упал, и она остановилась в нерешительности.

— Танечка, это ты? — догадался Вася. — Чего ж ты боишься? Я Вася. Ты не слыхала обо мне?

Девочка покачала головой.

— Твой брат, а твой папа мне дядя.
— А ты не врешь? — спросила Танечка.
— Ну, конечно, нет.

Тогда она подошла к упавшему соту, осторожно подобрала его и, заодно уже, вернулась доедать на старое место. Вася присел рядом с ней.

— Может быть, хочешь и ты?
— Дай.

Автор: Новиков Иван Алексеевич | Воскресенье, 14.03.2010 (11:36)

Комментарии пользователей

Добавить комментарий | Последний комментарий