Главная Обратная связь
 

Копьевская школа.

Повесть "Красная смородина". [ 2-ая страница ]
Меню повести:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Покончив дела, покормивши скотину, садились и сами за стол. С морозу на кухне охватывал жар. Трещало в печи, дымилась картошка, гудел под трубой самовар (сбегав за квасом, Даша быстро кидала в трубу горячие угли). Завтракали не торопясь — чинно и плотно. Сначала ели картошку с квасом и накрошенным луком, потом ели картошку с постным маслом и опять-таки с луком, но лук макали в соль и откусывали, и это было как лакомство. Потом пили чай, и когда его допивали, можно было уже тушить лампу: с ровной и мягкой снежной перины сонная ночь уже уползла, и сизый холодный рассвет неспешно похаживал по соломенным крышам домов, греясь в густом и теплом дыму. Скоро бежать Даше и в школу!

И школу — на горке, в помещичьем старом дому — Даша любила: зима или не зима, а в доме с колоннами всегда половодье: гомон, возня — как птицы на первых проталинках.

Копьевская школа была и обычная школа, и несколько особого типа. В имении некогда было отличное садоводство, и старый помещик — «Чудила-мученик», как его прозвали в округе, — когда он еще только затевал свои новшества и их утверждал у себя под воркотню и насмешки соседей, оставил крестьянам хорошее плодовое дело. Он был бездетен и умер сам по себе, так что имение штурмом брать было незачем, и все сохранилось в полном порядке. В доме теперь — многолюдная школа, а рядом во флигеле — молодой агроном — бывший подпасок в имении магната Ширинского, на той стороне, за рекой. Там и сидеть бы, пожалуй, ему, Ивану Егоровичу, в этом огромном совхозе, но в Тимирязевке он пошел по плодовому делу, да так тут и осел — на Копьевке. Школа имела «уклон», да, пожалуй, не только уклон, а и побольше того: силами школьников велась и настоящая работа — в самом саду, в подвалах, в плодосушилке.

Сад был огромный и содержался в образцовом порядке; целая плантация слив. Да и в округе сады зацвели у крестьян. Еще бывший владелец — чудак — эти сады поощрял. Любил он посасывать трубочку и продымленным своим говорком приговаривал:

— Меньше будет, сударь вы мой, у меня воровства-с, не то что у вас! — В усы улыбался неприхотливой свеженькой рифмочке и переходил на философию: — К тому же древесная жизнь с незримой поэзией родственна-с, облагораживая нас, да-с!

Дальше этих рифмочек: вас, нас — он не шел и, переходя от слов к делу, обкуривал вас через нос. Но как бы там ни было, а школьный Копьевский и сады по округе в целом давали изрядно: одна только плодосушилка по осени в сутки пропускала до ста пятидесяти пудов сырья. Но в хозяйстве было поставлено, кроме того, и образцовое сырьевое дело: овощи, фрукты в специальных подвалах сохранялись в продажу к весне в нетронутом, свежем их виде. Были, конечно, на производстве и специалисты рабочие, но школьники сами очень вникали во все и «производственные занятия» эти любили.

Со знанием дела, со свежим чутьем, между других, на сборе плодов работала Даша. Груши и яблоки, особенно сливы, требовали большого внимания и деликатности. Даша снимала их артистически — со стебельком, не дотрагиваясь до них руками, тут же связывала ниткою по два плода и передавала подруге; и на веревочке в погребе их вешали так, чтобы они не касались друг друга. Даже и птичий подросточий гомон в широком саду тогда примолкал, это было похоже на священнодействие.

Но совсем по-другому шумел массовый сбор, когда работала плодосушилка. Она похожа была на огромный, жарко разинутый рот, непрерывно алкавший; подвижные решета походили на челюсти, пахучий дымок охватывал их пряным, сырым ароматом. Тут больше работали мальчики, Даша с подругами орудовала между деревьев. У нее была своя специальность — трусильщицы.

Под обмазанный известью ствол подводился брезент с круглым отверстием посередине. С одной стороны до этого воротничка два полотнища оставлялись несшитыми, брезент охватывал дерево, и тогда соединяли свободные стороны парными завязками. У отверстия, огибавшего ствол, и в самом деле пришит был «воротничок», его привязывали веревочкой к дереву, чтобы туда не просыпались плоды. Четверо будут держать, а Даша — на дерево!

Автор: Новиков Иван Алексеевич | Вторник, 30.03.2010 (12:20)

Комментарии пользователей

Добавить комментарий | Последний комментарий