Главная Обратная связь
 

Купание барина.

Повесть "Душка" - Глава III - Страница 6
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Кончили поздно, уже темнел и закат, и золотили ресницы людей, взглянувших на небо, первые вечерние звезды. К запаху свежей соломы, зерна и горьковатых трав с межников резкой струей примешивался теперь запах вспотевших отпряженных лошадей. От пыли и от аромата близкого вороха лошади громко отфыркивались, шевелили губами, подбирая просыпанный колос, пряли ушами, косили глаза и стучали копытом о гладкий, убитый ток. Мужики убирали ремень и заметали оставшийся колос, а бабы выбегали наружу отереться подолом от пыли, поправить платок. Уже позвякивал Кирилла Матвеич увесистою связкой ключей, готовясь замкнуть тяжелым замком тяжелые ворота риги, когда молодайка в красной тканевой юбке, пошушукавшись с бабами, подошла к хозяину сбоку и со всего размаху кинула его в ворох.

— Бабы, купать! — закричала она.
— Что они делают? — спросил в изумлении Вася.
— А это, барчук, такая обычая, — ответил Михаила, только что вытерший досуха наконец свою лысину и теперь крутивший, поплевывая, из газетной бумаги цигарку.— По тому случаю, как, стало быть, со ржицею пошабашили. Чтобы на предбудущий год... бог бы, того... послал еще того лучше...

Старого барина купали недолго, больше для виду, но, когда черед дошел до молодого и та же солдатка, подкравшись, толкнула и Васю, дело пошло веселей. За него вступились, как полагается, парни, веселую подняв кутерьму, а с нею и облаками острую пахучую пыль. Васе казалось, что он охмелел в этом купанье, и он ловил уже сам и кидал в остистую, пухлую кучу кого попадется; но желтая жаркая кофта слепила глаза, и тут руки его, прикасаясь, дрожали.

Когда он поднялся наконец и, отряхнувшись, стал поправлять очки, то увидел, что стоят в стороне только трое: Кирилла Матвеич с Михайлой в деловом разговоре да Танечка, одна у вереи. Что-то кольнуло у Васи в груди, когда он взглянул на сестру. Ему показалась во взгляде у девочки настороженность и, может быть, даже невнятный укор. Но скоро он убедился, что все это выдумал сам.

— Как они тебя, Васенька, — сказала она раздельно певуче, по-бабьи, когда он к ней подошел, и покачала с комической жалостью своею гладкой головкой.— Не больно?

Вася вгляделся и в глазах ее прочитал невинное одно любопытство, и разве был еще только лукавый легкий смешок. О, как в деревне все просто! «Хорошенько, сударь, ее!» Вася опять покраснел и, взяв под крылышко Танечку, вышел вместе с другими. Идя между девиц мимо коровника, откуда свежо пахло навозом и парным вечерним удоем, Вася невольно прислушивался к тому, о чем говорили шедшие сбоку и поотстав Авдотья и Гришка, младший работник; странное, самому ему непонятное беспокойство овладевало им.

— О чем они? — спросил он Полюшку, мотнув головою в их сторону.
— Об чем, а я знаю?
— Будто не знаешь? — сказал Вася, напуская на себя развязность.
— Я бы, может, сказала, да я тут...— отвечала Полюшка загадочно и засмеялась.

На террасу вынесли лампу, хотя еще и не вовсе было темно, и чуть видимые веселые янтарные зайчики проливались из медленно откидываемых вместе с головою чайных стаканов, полных наполовину зеленоватой горячительной влаги, веселя и оживляя уставшую грудь. Назавтра на вейку оставили двоих девиц ночевать. Михаилу позвали пить чай, а все остальные, кроме своих, отправились, огибая сад, по дороге к селу, и на углу, на повороте, молодайкин голос звонко завел величальную песню.

— Кто это с Гришкой-то шел, я забыл, как зовут? — спросил будто бы к слову Танечку Вася.
— С Гришкой кто шел? А Душка.

И уже на пороге в переднюю Танечка остановилась и, засмеявшись, сказала еще:

— За нее Гришка наш сватается, Прасковья сказывала, да только она не пойдет.

Автор: Новиков Иван Алексеевич | Воскресенье, 14.03.2010 (11:53)

Комментарии пользователей

Добавить комментарий | Последний комментарий