Главная Обратная связь
 

Не верьте, ребята, офицерам, держите рабочую сторону!

"Повесть о Спиридоновых". Глава II - Двенадцатая страница.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Прозвище это новому другу Ивана дали, пожалуй, недаром: он будто и впрямь походил на монашка длинноволосого, только в очках. Да какой он монашек: веселый он был и строгости одновременно необычайной. С Иваном они подружились, и Иван шел за ним без оглядки; Евлампий не раз руководил забастовками.

С ним же порой открывалась душа у Ивана и попросту: эта Рязань в нем никогда не умирала, а «монашек Евлампий», строгий, ученый, понимал, к счастью Ивана (и своему), — понимал и ворон и снега, разве, бывало, скажет, смеясь:

— Против ворон социализм пока ничего не имеет. Пусть воробьи сами себя, без социал-демократов, отстаивают!

Когда объявилась война и потянулись войска на Дальний Восток, Ивану пришлось очень подумать, его призывали, и надобно было теперь работать в казармах — дело нелегкое! Но он его взял на себя и был аккуратен: ни разу не попадался.

Ивану хотелось бы, впрочем, идти на войну — там ему дело казалось важней, — но Евлампий держался особого мнения, предполагал, что и тут разыграется достаточно круто. Перед январем солдаты смущались и толковали глухо в казармах, однако с оглядкой и осторожностью. Многие, впрочем, тайком побывали в «отделах», где уже обсуждали петицию, которую должны были в воскресенье, девятого, передать в Зимнем дворце самолично царю; что тронутся шествия — знали. Но не хотелось и верить и думать, что двинут войска — против народа. Забастовки росли. Кое-кто из рабочих дергал солдат за шинели:

— Что ж, против нас разве пойдете? Солдаты увиливали:
— Коль ты японец — пойдем, а если крещеный... дай прикурить! И, однако ж, негласно в казармах усилили службу: боялись друг с дружкой и наедине перекинуться словом. Только в уборной кто-то на стенке мелом изобразил печатными буквами: «Не верьте, ребята, офицерам, держите рабочую сторону!»

В уборную все перебегали, один за другим; можно подумать — холера охватила казарму! Иван теперь очень берегся, с Евлампием было видаться опасно, а нужно... И тут увидал он Наташу-сестру. Как он обрадовался! Наташа приехала с братом. Алешка, как видно, удрал из Баку — прямо сюда; вот это вовремя: все теперь Спиридоновы были у дела! Он Наташе сказал:

— Приходи теперь в пятницу, седьмого числа.

И как прощался, подумал опять о Рязани и как они вместе с Наташей рубили капусту и «кушали хряпки»; именно так — неделикатную «хряпку» сопровождали они деликатнейшим «кушаю»...

«Эх, Наташа, Наташа! — подумал Иван. — Может быть, времечко наше с тобою, Наташа, приходит!»

А седьмого числа он был именинник, и послали его к Нарвской заставе в патруль. Он видел, как по заборам расклеивали объявления от градоначальника: с толпою будет поступлено по закону... и видел (как будто не видел), как их, отогнув с уголка, срывали рабочие... Но он не видал, что за ним была слежка: он догадался об этом только позднее, вернувшись в казармы.

Дядин трактир от поста был как на ладони, но Иван не заметил, как появился старик и, прежде чем к нему подойти, долго шептался за спиной у племянника с каким-то весьма подозрительным типом. Потом он по улице, ковыляя, покружил возле Ивана, и, когда подошел, глаза его были пусты.

— Ты что же тут, сторожишь?.. — забормотал он привычно и неразборчиво.— Сторожишь... у пустого колодезя?.. Плохо ты, брат, сторожишь, под носом не видишь.
— Вижу тебя,— сурово ответил Иван.— Что тебе надо?
— Мне — ничего, а вот тебе-то, наверное, не лишними были бы дядины денежки... Ха! Кому они лишние? Только тебе, непочтивец, их от меня не видать!

Иван отвернулся.

— Нам разговаривать не полагается!
— Не полагается, да? — Старик захихикал. — В Зимнем дворце, говорили, будет парад... А это не ты в Зимний дворец из пушки стрелял, а? — признавайся! — вчера!

Автор: Новиков Иван Алексеевич | Суббота, 20.03.2010 (16:32)

Комментарии пользователей

Добавить комментарий | Последний комментарий