Главная Обратная связь
 

Отношение к партизанской славе.

Роман "Снежные зимы" - Глава XI - Страница 131
Стараясь перекричать их, разинула рот, старая дура. На каждой вечеринке визжит, как застрявший в плетне поросенок. Жена селекционера-картофелевода. Выведенные им сорта не много прибыли принесли колхозам, а ему дали и кандидатскую и докторскую степень. Между прочим, ходят сплетня, что диссертации и брошюры пишет за него эта визгуха. Как у нее хватает времени разучивать все новые песни?

Издалека долго,
Течет река Волга,
Течет река Волга — 
Конца и края нет.


— Подпевай, Иван. Чего нос повесил?

«Ненавижу этот пьяный рев. А зять как старается! Ты гляди. Никогда как будто не пел. Шефу своему новому демонстрирует ловкость и таланты. Глазами ест Будыку. Как же осчастливил Валентин Адамович — на тридцать рублей больше дал. Начхать ему теперь на тестя, который учил, кормил, одевал, квартиру помог получить... Но черт с ним, с зятем! Лада, Лада...— Боль пронзила сердце. Ты была надеждой и радостью. Куда же ты теперь полетишь? Кем станешь? Женой моряка? Лесовода? А твоя физика?»

Охватила такая тоска, что хотелось завыть. Будто хоронил дочку, а не выдавал замуж. И Ольга невеселая. Примостилась на краю стола, как дальняя родственница. Он больше не злился на жену. Жалел. Бедная мать.

«Подойди, сядь рядом. Я обниму тебя. И мы вместе поплачем, как плакали родители на крестьянских свадьбах в давние времена. И никого это не удивляло»).

Среди хлебов спелых,
Среди снегов белых
Течет моя Волга,
А мне семнадцать лет.


Мужской бас перекрыл визгуху:

Гляжу в тебя, Волга,
Седьмой десяток лет.


— Кто-нибудь белорусскую знает? — спросил поэт. Тут же доказали, что знают,— несколько голосов затянуло:

Ой, березы да сосны, 
Партизанские сестры...


— О боже! Если б так мусолили мою песню, я бросил бы писать. Есть песни в народе...
— Ша!
— Внимание!
— Поет поэт!

Хвалилася калиночка за рекой,
Хвалилася калиночка за рекой:
Никто меня не вырубит за водой...


— Не надо,— тихо попросил Иван Васильевич. Услышал и сразу понял поэт. Умолк. Предложил:
— Выпьем за отцовскую печаль.

Вскочила и вышла на кухню Ольга Устиновна. «Иди, излей свою печаль в одиночестве». Ничего только не пеняла разжиревшая, всегда довольная собой визгуха — заголосила:

У моря, у синего моря
Со мною ты рядом, со мною.
И нельзя ее попросить: не надо.
Не поймет.


За песней, подхваченной еще двумя-тремя женщинами, Иван Васильевич не слышал звонка, не заметил, кто открыл дверь.— кто-то из молодежи. И вдруг увидел в коридоре... Виталию. Она стояла в пальто, в белом платке, с чемоданчиком и... виновато улыбалась.

— Пропустите меня,— сказал Иван Васильевич удивленным гостям, которые не сразу поняли, что случилось, почему хозяин так внезапно вскочил. Не все даже сразу поднялись. Он протиснулся между столом и стульями, наступая гостям на ноги.
— Вита! Добрый вечер! — не обнял, не протянул руки, а взял чемодан и... растерялся, как мальчишка, не зная, что делать дальше, что говорить.— А у нас — свадьба. Лада выходит замуж.
— Поздравляю вас,— сказала Виталия сдержанно, почти официально.

Иван Васильевич увидел жену, она выглянула из кухни и с удивлением смотрела на незнакомку.

— Ольга, это — Виталия.— Понимал нелепость такого представления, потому что так и не выбрал времени, не отважился рассказать жене о девушке, которая неожиданно может приехать.

Ольга Устиновна привыкла к тому, что к мужу приезжали разные люди. Но, увидев, как он смутился, догадалась, что девушка эта не просто знакомая по прежней работе, не какая-нибудь льноводка или агроном, что она имеет отношение к его партизанской славе, боевой и еще кое-какой. Нехорошо сжалось сердце. Но хозяйка протянула гостье руку и любезно пригласила:

— Раздевайтесь, пожалуйста. И — за стол. Вася!
— Что, мама?
— Возьми Виталию к себе в компанию.

Сын появился в дверях и весело, даже несколько скептически оглядел девушку: откуда такая?

— Это наш сын,— обрадовавшись, сказал Иван Васильевич. 

Воскресенье, 17.01.2010 (20:56) | Автор: Иван Шамякин
Роман "Снежные зимы":

Читать с I по VII главы

Глава VIII:   Оазисы . Бунт . Гордей Лукич . Знатоки искусства . Внутри пусто . Дочь отряда . Анна Буммель . Операции . Кормилица . Хлебнули . Начальник полиции . Награда .
Глава IX:   Комиссия . Дрянь . Кабинет . Дамба спокойствия . Памятник нерукотворный .
Глава X:   Для инженера . Амбиции . Тысячи и литеры . Радушие . Гостинцы . Преступления . Смерть . На тебе косточку . Пионерский идеализм .
Глава XI:   Саша Павельев . Патриархальное . Шампанское . Гости . Золото и атом . На кожух . Обряды . Кирейчик . Нижняя палата . Зубоскалы . Вита на свадьбе . Партизанская дочка . Заговорщики .
Глава XII:   Физик и лирик . Право . Женщины . Сцена . Эгоизм . На ракете . Война cпишет . Машины . Ухаживание . Защита . Майский дождь .
Глава XIII:   Пожить за счет общества - немалый соблазн . Мужицкая психология . Скрепленная кровью .
Глава XIV:   Обиды . Антикукурузник . Главный агроном . Испытание на разрыв . Захаревич и Гриц . Экономика сельского хозяйства .
Глава XV:   Лявониха . Кролик и удав . Назови женой . Грехи не пускают . Наш Йог . Сиволобиха . Рекомендации . Автобиография . Была тайна . Светлая страничка . Трус . Учитель и ученики . Все возрасты любви . Самобичевание . Кошки скребут . Мстит . Лескавец . Полесская речка .
Конец романа:  


Комментарии пользователей

Добавить комментарий | Последний комментарий