Главная Обратная связь
 

Смородина - северный виноград.

Повесть "Красная смородина". [ 22-ая страница ]
Меню повести:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Перед ними лежало теперь огромное поле аэродрома. Все было залито солнцем и — никаких огоньков! Налево пестрела Москва, направо дымилось лесами Всехсвятское. Приехали рано. Даша покинула Арцыбушева с дамой и с наслаждением, впивая прохладу ноздрями, стала оглядываться.

Несколько крупных, тяжеловатых стрекоз спокойно лежали на порыжелой траве. Возле одной из них, с голубо-синими крыльями, усердно возилась кучка людей; к другому аэроплану, бело-блестящему, тащили тяжелый узкий баллон. За узеньким тротуаром и бегущей вдоль него игрушечной низенькой оградой с пестрыми столбиками, напоминавшими кое-где сохранившиеся полосатые версты на старом Копьевском шоссе, на рабочей площадке рулировал на старт учебный биплан. Он неспешно бежал по земле, бодро пофыркивая, а механик шел рядом и направлял его за крыло; эта рука на крыле напомнила Даше плуг и пахоту. Но вот биплан и у старта; разбег; приподнял сперва хвост и косо стал забирать высоту. Тем временем выводили другой, а этот уже блистал в вышине ярко-голубым своим оперением.

Даша взглянула на облака. Их было много, и залегали они невысоко. Низкое солнце сияло свободно, темно-зеленые ангары под ним казались небольшими бархатными холмами. Вдруг Даша услышала гуденье пропеллера у себя за спиной. Обернувшись, она увидала наискосок заграничный аэроплан с буквою D и длинною цифрой. Пропеллер крутился, жужжал; по-видимому, шло испытание мотора. Летчик в очках и подпоясанной куртке, готовый к отлету, точно такой, каким их рисует воображение, стоял неподалеку. Даша к нему подошла.

— На этом мы полетим?

Он поглядел на нее с любопытством и не сразу ответил. Лицо его, может быть, было широко, но шлем его делал узким, воинственным, как на картинках у викингов.

— В семь тридцать на Кенигсберг, — сказал он неспешно, и Даша увидела простые его, неровные зубы. Внезапное жужжание пропеллера резко усилилось, и он закружился с такой быстротой, что стал едва видим. Даше невольно захотелось отойти немного подальше, но она удержалась и только взглянула на рядом стоявшего летчика.

Он, улыбаясь, глядел на нее.

— Не бойтесь,— пояснил он, — это проба на большой газ — сжатым воздухом. А он не разлетится.
— Я знаю, — возразила Даша, вспоминая музей. — Он склеен из мелких пластинок.

Эти ее нечаянные познания дали ей право на дальнейшие расспросы. Особенно ей понравился на спине аэроплана маленький игрушечный пропеллерчик — для электрического освещения внутри кабины — и радиатор для охлаждения воды, прикрытый спереди пластинками из металла, а сзади напоминавший точь-в-точь пчелиные соты.

Летчику Даша, как видно, понравилась.

— Ай из деревни? — спросил он ее вовсе запросто.
— Ага! — почти не разжимая губ, по-деревенски же ответила Даша.
— То-то, гляжу я, платок: чистая красная смородина.

Даша ему улыбнулась и обнажила сама на редкость красивые - горошинка рядом с горошинкой - крепкие зубы. Ей было приятно услышать самое это слово: смородина! При школе у них было целых три полосы красной смородины: северный наш виноград! И как это, вправду, сама она ни разу о ней не вспомянула! Разве по той, быть может, причине, что и о себе самом не вспоминается...

— А там-то, гляди! — кивнул очками ее новый знакомый, и Даша обернулась опять к голубой стрекозе.

То, что она увидала, было совсем по старинке. Трое рабочих, стояли, взявшись за руки, цепью. Крайний высоко хватал свободной рукой за верхушки пропеллера, и по напеву - раз-два-три! — они гулко его ухали вниз; потом начиналась та же история: они заводили мотор. Аэроплан готовился — в Харьков. Летчик ее потянул за плечо, и она обернулась на поле. Сначала она там ничего не увидала. Одинокий тягач медленно влачил свое железное брюхо по пыльной дороге площадки; садились и поднимались бипланы с учениками. Но постепенно ухо ее заставило поднять глаза выше: оттуда лился особый, высокий, как бы серебряный, переливчатый звон; он то замирал, то опять, как бы иглой, прорезал свою линию. Даша невольно схватила кожаный рукав своего соседа, и он оценил, понял это ее восхищение. «Вот это реванш!» — сказала бы, верно, Наташа. 

Автор: Новиков Иван Алексеевич | Вторник, 30.03.2010 (13:39)

Комментарии пользователей

Добавить комментарий | Последний комментарий