Главная Обратная связь
 

Яишенка на вольном воздухе.

Повесть "Калина в палисаднике" - Глава VIII - Страница 15
VIII
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

После быстрого чая заторопились все на сенокос. Теперь работа шла у самого леса — последний этап. Несколько крупных капель упало из темного облака, и как пчелы, гудя, торопятся в улей под набежавшею тучкой, так зашумела и здесь спешная, веселая работа. Теснясь и толкаясь, зарываясь лицом в душистое сено, дружные гости, за неимением грабель и вил, подтаскивали охапки к последним возам. Но тревога оказалась напрасной, низкое облако быстро свалило, не разрешившись дождем, и только на закате зловещим красноватым отсветом подернулась огромная синяя туча. Солнце, кажется, село уже, но лучи его, прорываясь меж облаков, заливали еще багровым сиянием запад, широкий, странно раздвинувшийся.

— Теперь бы костерчик в лесу да яишенку на вольном воздухе соорудить,— сказал, томно вздохнув, Аркадий Андреич.

Все его поддержали, а Валентин Петрович распорядился, чтобы на одной из телег Василида прислала к камням в лугу хлеба, яиц, вина и самовар. В лесу уже сумрак заливал низины и лощинки, кусты сливались в голубовато-серые массы, и только наверху сквозь кроны деревьев широким шатром светило вечернее небо. На покойном, мягком фоне его трепетали угловатые простые листы тесных осин и узкие березовые веточки. Легкою сыростью, неусыхающей влагой тянуло от главной ветви оврага, где пробивался извилистый, перемежающийся ручей. Местами он выбивал себе огромные ямы, полные лягушек, головастиков и тонких ткачей-водомеров.

На месте схождения двух лесных овражков несколько диких больших камней образовывали своеобразное подобие амфитеатра. Это было когда-то излюбленным местом прогулок и пикников. Теперь все рассыпались по склонам, собирая сушь для костра, наталкиваясь с разбегу на пни и гулко, на разные голоса, перекликаясь: кто-то попал в огромную муравьиную кучку, кто-то в яму с водой, вымочив ноги до колен.
Аркадий Андреич скинул пиджак и, пыхтя, подсел разводить огонь. Это не сразу ему удалось. Листва была отсырелая, снизу выбранная из ям. Тогда он стал доставать из карманов жилета мелко свернутые бумажки, старые билеты, кажется, даже, в увлечении, какие-то, быть может, еще не погашенные счета, и дело пошло веселей. Живой огонек быстро стал приникать к корявым дубовым сучкам и взбираться все выше, мелко треща и ныряя между ветвей.

Густой и тяжелый дым потянул от влажной листвы, слепя и щекоча в глазах. В костер все подваливали и с боков и сверху, и теперь он высоко взметывал длинные языки; пышало жаром. Порой отрывалась в горячем течении тонкая связочка листьев, уже затлевших и испещренных частыми красными точками. Ее выкидывало высоко, но потом она останавливалась и, медленно кружась, упадала, погасая и исчезая где-то в сгущенных потемках, в черном кольце вокруг костра.

Лица все время менялись в этом прерывистом, изменчивом освещении, но неизменною у всех была странная важность, бог знает откуда сошедшая. Веселье умолкло. Горячие языки костра и особенно его сердцевина, золотая, медленно рушившаяся с тайным внутренним шумом, притягивали к себе все глаза, гипнотизируя волю. Точно вдруг перестало это быть простою причудой, деревенским беззаботным развлечением перед наступающей ночью и сделалось каким-то мистически важным обрядом, переносившим в очень древние времена. Почти первобытные черты, чудесно затлевшие жизнью, проступали сквозь юные, завороженные лица, словно глядела через них первоначальная душа человека, много видевшая и мудрая, знавшая первое появление огня на земле. Сквозною дрожащею кроной ветви высокого дуба окидывали собою костер и группу им освещенных людей, стоявших в молчании.

Автор: Новиков Иван Алексеевич | Понедельник, 08.03.2010 (14:47)

Комментарии пользователей

Добавить комментарий | Последний комментарий